Наши новости

07.08.2019
ООО "Артойл" (Московская обл.) будет использовать для автоматизации учета на нефтебазе и для учета торговли нефтепродуктами программу "Управление оптовой торговлей".
01.08.2019
ООО "ДНК" (пос. Дорохово, Московская обл.) будет использовать для автоматизации учета на нефтебазе программу "Нефтебаза и АЗС: оперативный учет".
31.07.2019
Компания АО «МВКЗ «КиН» (г.Москва) будет использовать для автоматизации учета в своей лаборатории качества программу "Лабораторная информационная система (ЛИС)" ред.1.
все новости

Вопрос/Ответ

Позволяют ли ваши типовые программы для нефтебазы оформлять отгрузку нефти и нефтепродуктов по железной дороге и печатать ЖД накладные ?
Возможности по печати ЖД накладных в типовых программах отсутствуют. Однако, мы выполнили несколько проектов на основе наших типовых конфигураций, где эта возможность была реализована. Печать ЖД …
подробнее все вопросы

Часть 3.1. Domine miserere

III. Domine miserere

Ночь

Ночь, полумрак, открытое окно
Красивые высокие деревья
Чернеют вдалеке. И никого.
И нет ни слёз, ни боли, ни доверья.

Рассвет, туман, обрывки мутных снов,
Холодная постель, горячий чайник…
Наверное, не будет больше слов:
Забвенье, тишина, обет молчанья.

Полуденная летняя жара.
Контрасты, отраженья, тени, блики…
Наверное, пришла уже пора
Сойти с ума.
И вывернуться в крике.

Вечерний бриз. Заката слепит медь.
В бездонном синем небе тают птицы…
Наверное, мне надо умереть.
Всё потерять.
И заново родиться.

2017-2018, Малаховка

Чёрная зима

Господи, сжалься над этой страной,
что же мы с вами наделали, люди?
Ведь за грехи наши нынче зимой
снега не выпадет, снега не будет.

Не было лета, не будет зимы,
время застряло в глухом подземелье,
не отдадут ни за так, ни взаймы
прошлое… Словно в угаре, в похмелье

дни протекают, тяжёлые сны
ночью в свою загоняют берлогу,
в старом ломбарде не примут цены
и ничего не вернут из залога.

В камень смерзается жидкая грязь,
ветер дороги песком засыпает,
холодно, пыльно, темно… Отродясь
не было хуже зимы. Засыпая,

слышу, как чёрные птицы кричат,
прячась во мгле словно служба охраны…
Хватит, умолкните — кровоточат
даже без вас нашей памяти раны.

Господи, смилуйся. Наши дела
к небу лицом не дают обратиться,
смилуйся, Господи. Дай нам тепла
сердцу,
и снега,
чтоб снегом укрыться.

2017-2018, Малаховка

***

Кто там ходит в темноте на дворе?
Стонет кто там под окном при луне…
Может раненая птица или кот?
Может день уходит этот или год?

Так поскрипывает часто на снегу,
Задыхается как будто на бегу…
Мама, всё это знакомо мне давно…
Мама, видишь, кто-то смотрит к нам в окно…

Может память завела не туда?
И мерещится в сумерках… да
Показалось ему там в темноте,
Что знакомые места, а не те…

Или нет, иль может вовсе чужой,
Просто ищет он дорогу домой,
Заблудился от среды к четвергу…
Может я ему пойду помогу?

Мама, может ему надо помочь?
И пускай сейчас на улице ночь…
Ну так что-ж, пойди-сходи, помоги,
Не забудь надеть пальто, сапоги,

Там на вешалке зонт и ключи,
А как выйдешь на двор — не молчи,
Позови его, может тогда
Уведешь ты его навсегда…

Эх ты лихо-горемычное, ты чьё?
Утекай ты из сугроба ручьем,
Уходи ты, лихо, с нашего двора,
Ведь с тобой уже не будет нам добра…

Ведь с тобою только грусть и тоска…
Рассыпается как дом из песка
Что ни делай, ни мечтай, ни построй…
Намечтали мы однажды… Но постой!

Отчего-ж у нас тогда иногда
Сладко щемит за пазухой, да
Заставляет очнуться в толпе
Будто выпасть в осадок на дне?

Или плакать, расставшись со сном
Где ты был не в снегу под кустом,
А в пространствах далёкой страны
И искал от весны до весны

То ли прошлого, то ли тепла,
А нашел, что она умерла…
И узнав про такое во сне
Ты вскочил… Сновидения не

Предназначены прямо для нас…
Вот зима, старый дом, поздний час,
Мышь скребет, пробивается свет,
Где-то птица кричит… Или нет?

Или ходят в темноте при луне?
Во дворе, в снегу, в сугробах, во сне…
И пошли уже на третий заход…
Значит день уходит этот или год.

28.02.2018

Вступления к третьему акту

1

Когда в себя с немым укором
Посмотришь мыслью или взором…

Когда прошедшие напасти
Рвут настоящее на части…

Когда амбары жизни полны
Когда житейской бури волны

Выносят пену на крыльцо…
Когда ты споришь про яйцо

И курицу… когда
С твоих вокзалов поезда

Уходят в полдень или в полночь
Под дыма угольную горечь…

Когда в смущении иль горе
Ты сам с собой о чём-то споря

Бредешь неведомо куда…
Когда нежданная беда

Внезапно вытащит на свет
Обид и страхов прошлых след…

Когда усевшись во дворе
Ты поучаешь о добре

На фоне грязи и разрухи…
Когда с навозной кучи мухи

Живут с тобой одной семьёй…
Когда на склоне дня домой

Идти не хочется, когда
Бежишь оттуда навсегда…

Когда недолго до весны
Когда ночами снятся сны…

Когда свою настроив лиру
Вещаешь городу и миру

О тех, кто честен иль бесчестен…
Пришла пора последних песен…

Когда у малыша ветрянка…
Когда с приятелями пьянка

Не веселит… когда простужен…
Когда жена живет без мужа

Когда ребенок без отца
Когда надорваны сердца…

Когда погоста постояльцы
Осклабясь, растопыря пальцы

Ночному ветру подвывают…
Когда с разводом поздравляют…

Когда разлучница-судьба
Чуть-свет стучится в ворота…

Когда устав от этой драмы
Засядешь за свои программы…

Когда усталость и молчанье
Когда нагадят англичане

Когда для уменьшенья риска
Надёжно спрятав переписку,

Слова, вопросы, сны, ответы…
Когда посередине лета

Тебя поставили в известность…
Когда удар на откровенность…

Когда бульварные романы
В душе твоей бередят раны…

Когда боишься фильмов, книг
Которые тебя, старик,

Хватают за руки… когда
Любая мелочь, ерунда

Тотчас рождает перебранку…
Когда пахать свою делянку

Уже не невмоготу… когда
Кругом вода, одна вода…

Когда где тонко там и рвётся…
Когда в морозной дымке солнце…

Когда бодливого быка
Ты сам пустил в свои луга…

Когда засохшие цветы…
Когда безмолвны и пусты

Все этажи большого дома…
Когда мы больше незнакомы…

Когда твой срок идёт на убыль
Когда в кармане каждый рубль

Наперечёт… когда с постели
Уже сползаешь еле-еле…

Когда не лучше и не легче
Иных уж нет, а те далече

И им завидуешь… когда
Везде чужие города…

Когда ушедшей жизни вторя
Вас было двое или трое?

Не можешь вспомнить… каждый раз
Всё меньше звуков, слов и фраз…

Когда запал былой потратишь
Придётся ль снова quantum satis

Закуска, выпивка, друзья?
Забудь, теперь уже нельзя…

Когда тебе сдают валетов,
А им тузов, и всем при этом

Игра ничуть не интересна…
Когда вокруг свободны кресла…

Когда покинув дом и кров
Идешь считать своих коров…

Когда печаль в потухшем взоре
Тебе твердит memento mori…

Когда подведены итоги
Когда постылые дороги

Из Подмосковья в Ярославль…
Когда запутался февраль

В календаре… когда как прежде
Волненья, страхи, страсть, надежда

И ненависть — в одном ряду…
Когда потерянный бреду

В обратный путь… поди-найди
Те годы, месяцы дни…

Когда от всех уединившись
Лишившись сна, воды и пищи

Ты на бумажные пространства
Слова наносишь, но опасно

Искать в них выводов и смысла…
Когда мелькают даты, числа

Сливаясь серой пеленой…
Когда любовник молодой

Утратив пыл сидит скучая
Мечтая о стакане чая

И даже получив свой чай
Уйти торопится… прощай…

Очнись… к перрону подходя
Замедлив ход, скрипя, кряхтя
Состав уткнулся в город носом…
Бросай перо, твои вопросы

Уж не найдут себе ответов…
Глухая ночь, к тебе с приветом
Спустился с севера…
Прости…
Овец
своих
иду
пасти…

05.03.2018 19:33 ЯРОСЛАВЛЬ-ГЛАВНЫЙ —> МОСКВА ЯРОСЛАВСКАЯ 05.03.2018 22:50 Вагон 01 СИДЯЧИЙ Место 030

2

Где раньше колосилась нива
Где топь да дикие кусты
Где поезда проходят мимо
Где заколочены, пусты

Дома стоят, где в чистом поле
Лишь ветра вой, да зверя след
Где словно выпущен на волю
Вечерний свет…

Где гнет к земле багаж убогий
Заплечной ноши прошлых лет
Где сны и старых писем строки
Войти хотят, а входа нет

Где запечатаны навеки
Мечты, желания, слова
Где через сомкнутые веки
Едва-едва

Проникнет луч… где в клетке птица
Смирилась с долей, где давно
Забыты звуки, взгляды, лица…
Где чёрно-белое кино

Без звука, на слепом экране
В холодном клубе в банный день…
Где в дымке, в мороке, в обмане
Ложится тень…

Там, где ложится тень ночная
Где трудно разглядеть, понять
Где тишина, печаль, молчанье
Где сон довлеет, где принять

Судьбу свою совсем несложно…
Где отвернувшись, уходя
Через плечо, с улыбкой ложной:
Не верю я…

Там, где ухмылкой, уговором
Где мелким бесом, ворожбой
Гаданьем, картами, притвором
Мать-мачехой, полынь-травой

Где не стесняются, не плачут
Где строем в баню, в туалет
Где каждый месяц был оплачен
Десятком лет…

Где лямку тянут, где прогресс
Не заменил дрова на уголь
Где лишь бубновый интерес
Где скопом ищут пятый угол

Где пьют в углах, едят на нарах
Где безразличье, псы, конвой
Там, где хромых, больных и старых
Припишут годным строевой

Где ни прибавить, ни убавить
Где инвалидная артель
На лоскуты пластует память
Где дольше века длится день

И день как ночь, а ночь как море
Черно, угрюмо, без конца
Где нет ни радости, ни горя
Где к небу не поднять лица

Где на вопрос покажут спину
Где отвернутся, спрячут взор
Где у старухи домовина
Впрок заготовлена, где вздор

Где пыль в глаза пускают
Там, где не подают руки
Где не живут, не умирают,
Где не понять: друзья? враги?

Где спят в вповалку, где нечисто
Солома, тюфяки, труха
Где мусор на полу, очистки
Огрызки, тряпки, шелуха

Где всё предписано по нотам
Предсказано, предрешено
Доверено чужим заботам
Где будто через решето

В себя смотрю… где запах смрадный
Где время согнуто в дугу
Где заперт на замок амбарный…
Так не могу…

Там, где не можется, не спится
Где нет ни музыки, ни слов
Где пожелтелые страницы
В растопку брошены… с углов

Начнут чернеть и вспыхнув ярко
Чуть приоткроют темноту
Где налегке, с сумою, с палкой
Своих
овец
пасти
иду

25.03.2018, Сморгонь

3

Кто не уснет, кто слышит ночью
Грядущих звуков позывные
Кто видит в повзрослевшем сыне
Себя вчерашнего, кто точно

Всё рассчитав, поставил на кон
Судьбу, кто расписался кровью
Под договором, кто здоровье
И прыть не потерял, однако

И благ не заслужил, кто утром
Скучает по земле сырой, а днём
Глядит в колодец, будто в нём
Созвездья угадать нетрудно

Кто сделал шаг, кто перешел черту
Из бездны кто чужие видит спины
Кто голые далёкие осины
Приметил, погружаясь в черноту

Кто пепел, прах, кто тайной мирозданья
Был обольщен отвергнут, обожжен
Кто был в правах за дерзость поражен
Пожизненным, посмертным воздаяньем

Кто бьётся головой о мёртвый камень
Дождливым вечером пускается в дорогу
Кто рвёт в куски элегию, эклогу
Кого внутри сжигает адский пламень

Кто сам не набивается в друзья
Кто искренне протянутую руку
Скорее оттолкнет, кого супругом
Врагу не пожелаешь, с кем нельзя

Запанибрата, как со старым другом
Кто сам себе коллега и семья
Авторитет, учитель, брат, судья
Кто пренебрег открыто вашим кругом

Кто сад растит, кто бремя бытия
Похоронил средь вишен и черешен
Кто в лодке мимо острова на стрежень
По темным гладким водам забытья

Как по следам империи монголов
Проплыл из ниоткуда в никуда
Кто не боится страшного суда
И путает спряжения глаголов

Кто должен всем, кто чертит на песке
Слова, отрезки, линии, квадраты
Кто ест с руки, не ищет виноватых
Кто не даёт обидам и тоске

Проникнуть в душу, кто раздать готов
Имущество нуждающимся в этом
Себя причислив к проклятым поэтам
Кто ради трех исписанных листов

Пойдет на всё, кто наблюдает суть
В гармонии, в мелодии, в размере
Кто бесконечный перечень галер,
Царей, героев помнит наизусть

Кто, подорвав устои бытия,
И не найдя себе другой основы
Полями ходит в поисках подковы
Без веры, без надежды, без нытья

Кто жизнь проводит в дальних поездах
Кто смотрит на высокие деревья
Снега, болота, серые деревни
Кто ищет смысл в поездках и трудах

Кто липнет к паутине тишины
Кто нить прядет из тонких ощущений
Кто не боится тёмных духов мщенья
Спускающихся в полночь с вышины

Кто сны крадет, кто выдумку, обман
Предпочитает правде заскорузлой
Кто сеть плетет, кто хитрый вяжет узел
Кого скрывает призрачный туман

Кто по лесу бредет, кто знает птиц
По посвисту, по оклику, по взмаху
Кто чёрный хлеб да чистую рубаху
С собой берет, кто скрипом половиц

Себя лишь обозначит, кто размахом
Стального города, толпою бледных лиц,
Гудками, трубами, кварталами больниц,
Бараков, кладбищ, их животным страхом

Был оглушен, кто зверобой, чабрец
В подушку набивает, кто полыни
Так любит терпкий запах, кто поныне
В твоих лугах
своих
пасет
овец

08.04.2018 19:33 ЯРОСЛАВЛЬ-ГЛАВНЫЙ —> МОСКВА ЯРОСЛАВСКАЯ 08.04.2018 22:50 Вагон 05 СИДЯЧИЙ Место 003

***

Как даль чиста, прозрачны небеса
Красивы как высокие деревья,
Как птичьи крики, гомон, пенье
Вселяют жизнь в затихшие леса…

Как манит тьма, как бесконечна ночь,
Как запахи, как шорохи, как вздохи
Спускаются к лицу, рождают строки,
Слова, стихи… Как годы гонят прочь…

Как море ждет, как отблески луны
В его воде, приливы и отливы
Дают покой, как делают счастливым,
Пускают в тихие, предутренние сны…

Как ветер заговаривает страх
Шептаньем, дуновеньем, бормотаньем
Как лёгкий звон, как ровное дыханье
Как в воздухе разреженном в горах…

Как время успокаивает боль…
Так старые настенные часы
Доносят словно прошлого гонцы
Свой призрачный, потусторонний бой…

Как белые густые облака
К полудню растворятся синевой
Так путь окончив в дом вернуться свой
К порогу возвратясь издалека…

Как давит грудь, как тяжела земля
Воспоминаний, прошлого, былого,
Неосторожно брошенное слово
Вдруг опалит, как пламя на углях…

Так прошлого нахлынет водопад
Как сломанная старая игрушка
Иль с моря привезенная ракушка
Попавшись на глаза меняют взгляд…

Как пагубна мучительная страсть,
Как сложно обуздать её порывы,
Как трудно излечить её нарывы,
Как сладостно отдаться ей во власть…

Как тают на песке мои следы…
Так старые и смазанные снимки
Ненужны как ореха половинки,
Бесцветны словно листики слюды…

Как память притупляет остроту
Былых безумств, невзгод, словес, терзаний,
Всё кажется смешным, немного странным,
Аллюзией на нашу простоту…

Спи память, спи… Последняя весна,
Обрывки лета, осень, расставанье,
Растерянность, усталость, отвыканье…
Замкнулся круг, ладонь моя пуста…

20.04.2018, ТЗК Домодедово

***

Я страх, я крик, я боль, я ужас тихий
Я трещина на камне, я змея,
Я свет больничной лампы бледно-синий,
Я кладбища холодная земля.

Я белый флаг, я угольная яма,
Я корень ядовитый, я туман
Хазарского могильного кургана,
Я хитростью исполненный обман.

Я бред ночной, поддельная купюра,
Я пыль, зола, я мутная вода,
Я наглая лихая авантюра,
Я порванные ветром провода.

Я дерево засохшее, я птица
С крылом поломанным, я чёрная печать,
Я новостей печальных вереница,
Я груда из обломков кирпича.

Я гость незваный, зимний ветер стылый,
Я прах, я пепел, собранный в горсти
С костра надежд…
Но Господи, помилуй
Убогих, грешных…
Господи, прости…

19.05.2018, трасса Ярославль — Москва

Полусны

Ночью мерцаньем настольного зеркальца
Выбросит рыбой на берег бессонница
В заводях памяти вертится, вертится,
Вязкими мыслями носится, носится…

Схватит за руку старуха-покойница
Космами машет как старая мельница
Выйти из морока просится, просится
Стонами, воплями бесится, бесится…

Гибелью, петлями, клятвами, ужасом
Глазом дурным, мастерами заплечными
В танце видением кружится, кружится
Между проклятьями мечется, мечется…

Лишь убежать бы дорожками млечными
Лишь бы схватиться остатками мужества
Слышишь? Внизу где-то плещется, плещется
Видишь? За спинами рушится, рушится…

Мне на погибель такая напарница
Даже молитва не станет оградою
Чёрное, страшное катится, катится
В сон, в отражение падаю, падаю…

Где тебе грудь увенчают наградами?
С кем предстоит тебе рядом покоиться?
В спину безмолвием, взглядами, взглядами…
Острыми иглами колется, колется…

В зыбкие волны прозрачного синуса
Валится разум за темными тучами
Где-то шевелится: смилуйся, смилуйся…
Что-то из бывшего: чудится, чудится…

Прошлым ли, будущим, силою, случаем
Лесом ли, морем ли, плюсом ли, минусом
Нет, не укроешься: мучиться, мучиться…
Ложью ли, правдою: вынесу, вынесу…

С гиканьем с криком небесная конница
Кто вы? куда вы? лишь мимо проносятся
Важное что-то? не вспомнить, не вспомнится…
Как наваждение смоется, смоется…

Полночь, конец беспокойного месяца
Ветер за окнами, в небе, на улице
Сердце болит, но ведь стерпится? Стерпится…
Веришь? Надеешься?
Сбудется…
Сбудется…

01.06.2018, Ярославль — Малые Соли — Москва

Осмысления

Если ветер деревья ломает в лесу
Если летом в саду не созрел виноград
Если чёрную метку с собою несу
Если страсти влекут… Это я виноват.

Если время рассыпалось звоном монет
Если сзади потухший огонь и угли
Если выхода нет, если прошлого нет
Если прах, пустота… Это мы не смогли.

Если труд порождает гнилые плоды
Если жизнь утекает без пользы, без дел
Если снега зимой, если летом воды
Не получит земля… Это я не сумел.

Если в поле осока, полынь, лебеда
Если нет за душой ни шиша, ни гроша
Если тенью ложится проклятье, беда
Если немочь, тоска… Это я нарушал.

Если вопли, страдания, слёзы, разбой
Если толпы людей увлекли миражи
Если кровью потек спор славян меж собой
Если горе и боль… Это я согрешил.

Если страх за себя, если стыд за страну
Если нет ни желаний, ни воли, ни сил
Если наших детей призовут на войну
На убой и на смерть… Это я допустил.

Я же знал: почитай, не твори, не желай
Я же знал: соблюдай, не убей, не кради.
И теперь только хриплый отрывистый лай
И теперь только бездна и мрак впереди.

06.06.2018

***

Мне память наполняет паруса
Минувшего прохладным сквозняком…
Как будто по тропинке босиком,
Вдоль поля, где вечерняя роса,

Обочиной, где травы и цветы
Умылись благовоньем перед сном,
Где старость отложили на потом.
Где заслонясь от вечной суеты

Я заточен у времени в плену
И как слепой ощупываю дни,
Которые как тусклые огни
Мерцают сквозь тумана пелену.

Мне хочется себя перешагнуть,
Как будто я овраг или ручей,
Текущий от неведомых ключей,
Зигзагами прокладывая путь.

Я вычеркнут из перечня гостей,
Мне незачем спускаться в города
С холмов своих… И только иногда
Я вспоминаю вкус былых страстей,

Когда вдруг оживают голоса
И прошлое на призрачный экран
Показывает свой кинороман…
Но светлая на небе полоса

Потухнет. Дым костра прижмет к земле,
Потянет сыростью, появится луна…
И нервная тоскливая струна
Ослабнет, рассосется в серой мгле.

Я принужден смотреть со стороны
Как птицы носят ветер на крылах,
Пока не растворилась боль и страх
Среди болот, лугов чужой страны.

Мне стоит наблюдать издалека,
Держаться за деревьями, в кустах,
Пореже появляться в тех местах,
Где в небе проплывают облака

И оставлять в песке на берегу
Чужие, незнакомые следы,
Петлять, крутить, и может от беды
Уже случившейся тебя уберегу…

08.06.2018, объездная дорога на Домодедово

***

Мы в прошлый раз ошиблись. Но теперь
Я постараюсь всё переиначить.
И в новых обстоятельствах, поверь,
Побольше будет шансов на удачу.

Я буду прост, наивен, ты — свежа!
Без прошлого, без драм и багажа.

Я буду терпеливым. И потом:
Ты тоже потеряешь буйный норов.
Мы станем препираться лишь о том,
В какую на курорт поехать пору.

А в остальном доверие, приязнь,
Двух преданных сердец взаимосвязь.

Поселимся у моря. Вместе с тем
Недалеко от суетной столицы.
Чтоб раз в неделю (было бы зачем)
Провинцию оставив, освежиться.

В театр, например, или музей
(В изысканной компании друзей).

Гулять мы будем вместе. А ещё
Всё будем обсуждать и даже спорить
Про то, кто что увидел и прочел,
О замыслах рассказов и историй.

А к вечеру, исполнены бесед —
По берегу крутить велосипед.

Мы купим дом с участком. И притом
Не новый, обязательно с верандой.
В уездном городе, а лучше в областном
И с видом на старинные куранты.

А в доме на обоих этажах
Поставим разных книг на стеллажах.

Вокруг газоны разобьем. Затем
На них устроим клумбы и беседку.
Чтоб в окруженьи белых хризантем
Гонять чаи с соседом и соседкой.

Ты будешь сочинять, а я служить
(Для пользы, по велению души).

Пройдет немало лет. И вот тогда,
Вкусив плоды работы и досуга,
Оценивая прошлые года
Мы сможем их зачесть себе в заслугу.

И внуков, позабыв былую прыть,
На секцию спортивную водить.

Ну как вам вариант? Ещё к тому
Присовокупить свадьбы и рожденья,
Поминки, юбилеи, кутерьму
Хлопот, удач, побед и поражений…

Не лучше ль уж смотреть на облака
Совсем в иной реальности?
Пока.

10.06.2018 19:33 ЯРОСЛАВЛЬ-ГЛАВНЫЙ —> МОСКВА ЯРОСЛАВСКАЯ 10.06.2018 22:50 Вагон 02 СИДЯЧИЙ Место 051

Июль

То ли быль, то ли боль, то ли бред, то ли сон
Но услышишь однажды судьбы перезвон

Ты услышишь судьбу, ты заметишь звезду
И начнёшь опускаться как птица к гнезду

Ты опустишься ниже, к началу начал
Там, где в снах беспокойных её повстречал

Погрузившись во тьму, ты достигнешь глубин
Здесь пойдёшь между мёртвых развалин один

На руинах былого ты должен молчать
Но спадает на время забвения печать

Снова душу когтями терзает июль
И сознание мутит от снотворных пилюль

От снотворных пилюль, от дурного вина
От того, что над сердцем довлеет вина

От обид, неудач, от ненужных потерь
От того, что захлопнулась наглухо дверь

Что захлопнулась дверь, что вошел в колею
От того, что знакомые в спину плюют

От того, что знакомцы плюют и ещё
От того, что за прошлое выставлен счёт

За слова, за обманы, за страх и за злость
И за то, что ушёл словно каменный гость

Словно каменный гость или ветер степной
Ты оставил её у себя за спиной

Ты оставил её, не оставив ключи
И теперь бесполезно, кричи-не кричи

Только ночью в замке ковыряться ключом
Притворяться весь август, что всё нипочём

То, что всё нипочём, будто с гуся вода
Что проходят без смысла слепые года

Что слепые года и безмолвные дни
Как пустые надежды остались одни

Но надежды и планы уже невпопад
Лихорадкою явит себя листопад

Разбросает кусочки цветного стекла
Чтобы жизнь сквозь осколки в песок утекла

Да намочит холодным осенним дождём
От которого был ты когда-то рождён.

07-08.07.2018, Москва — Ярославль — Москва

Август

Я всё так же от августа милости жду
Я пытаюсь вернуть ему страх и нужду
Я в него возвращаюсь опять и опять…
Но жестокое время не крутится вспять.

Я последние годы плутаю впотьмах
Я листвой перепрелой и дымом пропах
Я туманом втекаю в свой призрачный край…
Про меня говори,
Обо мне вспоминай.

Я весь день наблюдаю за стаями птиц
Я в тени засыпаю под шелест страниц
Я хочу просочиться сквозь полдень, как ртуть…
На меня не смотри,
Обо мне позабудь.

Я не знаю покоя, я вечно в пути
Я пытаюсь себя от беды увести
Я кругами хожу от зари до зари…
Обо мне вспоминай,
Про меня говори.

Я когда-то не смел предаваться тоске
Я читал и писал на другом языке
Я не ведал сомнений в течении дня…
Позабудь обо мне,
Не смотри на меня.

Я всё глубже и глубже теряюсь во снах
Я на свет появляюсь в безлюдных местах
Я распластан как камень на сумрачном дне…
Говори про меня,
Вспоминай обо мне.

Я заложник заката, я отблеск костра
Я войду, но меня не узнает сестра
Я прошедшее сжег в погребальном огне…
Не смотри на меня,
Позабудь обо мне.

Я устал непрерывно испытывать боль
Я играю на людях какую-то роль
Я поверил, что всё суета, беготня…
Вспоминай обо мне,
Говори про меня.

Я ищу себе смерти на трассе ночной
Я почти догорел, как огарок свечной
Я лечу в темноте, я обуглен внутри…
Обо мне позабудь,
На меня не смотри.

Я не слышу себя, ни тебя, никого
Я смотрю бесконечно немое кино
Я тяну паутины прозрачную нить…
Мы не в силах уже ничего изменить.

09-10.08.2018, Москва — Ярославль — Москва

Рыбинск

Вот и осень. Старик-календарь
Оторвал от себя половину.
В переулке размокшую глину
Сторожит полуночник-фонарь.

Лето кончилось. В небе луна
Мельтешит сквозь какую-то дымку.
Скоро ветер устроит поминки,
Будет выть, причитать у окна.

Сонный Рыбинск — я вспомнил тебя.
В прошлой жизни, засыпанной пеплом
Мы встречались на солнечном, светлом
Берегу. И в течении дня

Вдоль реки, у руин, у моста,
Вдоль былого унылых развалин
Мы гуляли втроем и печален
Был твой взгляд, и уже неспроста.

Ты всё знала. Каким-то чутьем
Или женским инстинктом дремучим
Ощущала финал злополучный
Напоенный холодным дождём.

Понедельник. Дорога-змея
Распластала себя в бесконечность.
Пять часов превращаются в вечность
Коль горит под ногами земля.

Пять часов. В сердце тьмы, в царстве грёз,
В непрерывных попытках проснуться,
В колее своего безрассудства,
По пути от печали до слёз.

10.09.2018, Москва — Ярославль — Рыбинск — Москва

Сентябрь

Я снова пытаюсь осмыслить сентябрь
по-летнему солнечный, ласковый, пряный,
и память свою приношу на алтарь,
и рядом склоняюсь зализывать раны.

Уж пятая осень, а всё не пойму
и слов подобрать не могу подходящих,
чтоб даже себе объяснить, почему
мы разошлись. Может нас настоящих

и не было вовсе? А может быть нам
назначены были лишь малые цели?
А может быть жизни свои пополам
рвать нам не стоило? Но неужели

замыслы столь изощрённы небес?
Долгие годы, несчётные, разные
планы вынашивать, ждать… Наконец
случай доставить и кончить всё разом.

Ночь на десятое. Словно вчера
вижу подробности, краски, детали:
помнится, днём по совету врача
мы даже на озере вместе гуляли.

По мне бы — так лучше сидеть у ворот:
лес, тишина, а гулять по посёлку
как-то рискованно, всё же вот-вот
срок подойдёт, ну, а впрочем, недолго

ждать оставалось. Но в целом процесс
просто и гладко прошел, как по нотам.
Счастье? Удача? Опять же небес
строгий хозяйский присмотр и забота.

Как не заметить тут символ, сигнал,
ради которого нас и столкнули?
Осень. Подходит к концу сериал,
начатый нами в далёком июле.

Ехали затемно. Двадцать минут
машиной до города, трасса пустая,
огни светофоров — обычный маршрут…
А новая жизнь, сквозь тебя прорастая,

упорно, упрямо просилась на свет.
Огромное звёздное небо молчало,
и только сегодня наш общий сюжет
наверное, мог бы начаться с начала.

Остались дождём проливным за спиной
две трети безумного, странного года
и, может быть, был вариант запасной —
привыкнуть, смириться, забыть о невзгодах.

Вернувшись под утро, я вышел во двор,
на небе луна пробивалась сквозь тучи,
могло показаться, что нам приговор
ещё не подписан, ещё не озвучен.

И вдруг — полнолуние. Образ луны
смешался со снимками новорождённой,
я так и запомнил тот день. Мы должны
внимательно, трепетно, заворожённо

к нему относиться. В тот раз приоткрыл
Создатель завесу своих декораций,
тем самым для нас оставляя посыл:
«вам в этой механике не разобраться».

Нас ставят в известность, мы некую роль
свою отыграли, а дальше — свободны…
Но вот полнолунье — и старая боль
под сердцем заноет, глуха, безысходна.

А чуть поутихнет — так заново рви
всю душу на части, разыскивай место
изгнания хлеб выпекать на крови,
слезами и горечью сдабривать тесто.

12.09.2018

***

После вишен желтеют яблони
После тёплой недели — холодно
Срок с тобою нам выпал маленький
Как в породе пустой золото.

Мне на память остались буковки,
Мне на память остались черточки
Как не прожитой жизни отзвуки,
Прошлогоднего снега горсточки.

Повзрослели мои мальчики,
Повзрослеет однажды девочка.
Помнишь, как засыпали с зайчиком?
Помнишь, как завязывал ленточку?

Я играю теперь в крестики,
Я играю теперь в нолики,
Эти дни словно горя вестники
В незнакомом вернутся облике.

Ты привыкнешь — пройдут месяцы,
Отболит лихорадка прошлого,
Не польет уж вода на мельницу
Из возможного — невозможного.

Если жить лишь одной четвертью…
Если съемкой увлечься бабочек
В пустоту погружаясь вечную…
«Ну, когда ты приедешь,
папочка?»

Так всегда: ты уходишь вечером,
А на небе созвездий россыпи,
А под ними — больны, искалечены
Наши души.
Помилуй, нас, Господи.

28.09.2018, Адлер

Октябрь

Откуда ты, случайный мотылёк
Последним потревоженный теплом?
Тебе, похоже, тоже невдомёк,
Что лето сквозь ладони утекло…

Засыпанное листьями крыльцо,
Забытые засохшие цветы
Как болью искаженное лицо,
Из прошлого несбывшиеся сны…

Колышется дыханием дневным
Прозрачной паутины волокно
И шариком воздушным надувным
Срывается… В открытое окно

Я вижу под деревьями туман,
И птицу, что летает вдалеке…
И вечер словно дым или обман
Как женщина спускается к реке.

Не верится, что мы переживём
Осенний лихорадочный настой
С тоскливым нескончаемым дождём,
С унылой скороспелой темнотой,

С бутылкой темно-красного вина…
Какая-то усталость, лень… Ложись,
И может быть приснится иногда
Другая, неизведанная жизнь.

06.10.2018

Любовь

Будни в деревне,
темно, скучно,
запрокинуть голову
и выть в небо…
Да было бы всем
намного лучше,
да проще было бы
без любви без этой.

Любовь сомнение
заронит в душу,
вызреет, нальется
плотью колоса,
оставит за собой
руины, разруху,
петь заставит
с чужого голоса.

Любовь как палач,
как стальная птица,
как феликс железный —
не знает жалости,
выклюет разум
по зернам, крупицам,
до капли, до крошки,
до самой малости.

Рукой костлявой
схватит за горло,
не захочешь сам
просить о пощаде,
словно пёс цепной,
словно раб покорный
кривляться будешь
потехи ради.

Не оставит любовь
камня на камне
от чести, долга,
от истин простых,
как душевнобольной,
как в голову раненый
будешь жечь
за собой мосты.

Любовь развесит
лапшу на ушах,
внедрится червем
сердце сосущим…
Сегодня с прошлым
своим на ножах,
завтра — на ножах
со своим будущим.

Любовь, говоришь…
А жизнь готов
отдать в заклад,
разменять на части?
Нет вариантов —
пустых слов
недостаточно бросить
в пасть ей.

Если любовь
принять сможешь,
поддашься если
страсти, трепету —
то имей ввиду,
и от тебя тоже
она кровавой
жертвы потребует.

Если в любовь
вляпаешься мою,
то знай, придётся
и тебе вскоре
сделать выбор,
встать на краю,
отдать себя
на закланье, на горе.

Как дурень местный,
как на пляже лыжник
осмеян любовью,
выпущен в тираж.
Ещё до петухов
отречешься трижды,
ты её до рассвета
трижды предашь.

Любовь обманет:
отвернешься только —
подставит ногу,
выстрелит в спину,
выбросит прошлое
на свалку, в помойку,
уйти заставит
от дочери, сына.

Близкие, дети —
какая ей разница,
потребует всех
на алтарь разом.
Давай, поджигай
и не надо пятиться,
вот он — завизированный
тобой отказ.

Кровь твоя
и твоя подпись,
никто не принудил,
выдал сам.
Ты не человек,
ты с волком помесь,
пришло время —
уходи в леса.

Гонит страх,
безотчетный ужас,
Не даёт роздыху,
скалится в след…
Любовь — это ад,
обманка, глупость,
на предъявителя
белый билет.

Звенят в кармане
медной монетой
города, лица,
годы, месяцы…
И всё-таки:
без любви без этой
бросаться пришлось бы
в пролёт лестницы.

Вечера осенние,
долгие, скучные,
выйди в темноту
и вой на небо…
Да было бы разве
хоть немного лучше?
Разве проще было бы
без любви без этой?

07.10.2018, Ярославль

***

Ветка клёна или липы
Как слова чужой молитвы
Вдруг заденет по плечу…
Ничего я не хочу.

Годы, люди, снимки, лица
Как с лотка у продавщицы
Разбирают по рублю…
Никого я не люблю.

Горький дым течёт слезами
И снуют перед глазами
То ли мошки, то ли гнусь…
Никогда я не вернусь.

По ночам совсем не спится
Лай собачий, мухи, птицы
Сердце бьётся взаперти…
Никуда мне не уйти.

Всё без пользы, всё без смысла
Целый день считаешь числа
Дебет, кредит, итого…
Мне не нужно никого.

Вечер ляжет гнить во прахе
Замелькают тени, страхи
Объявленьем на столбе…
Я не вспомню о тебе.

Словно старый грустный клоун
Молью трачен, тленом тронут
Служба в грязном шапито…
Я не верю ни во что.

Как забытая могила
Мне судьба не сохранила
Ни подарков, ни колец…
Я на свете не жилец.

15.10.2018

Осень (стансы)

1

Ветер в небе куда-то уносит чайку
Я сижу на нагретой крыльца ступеньке
Солнце шлёт лучи на мою лужайку…
Когда нет желаний — целее деньги.

Несмотря на осень — тепло и сухо
Затерялось в прошлом желаний бремя
В паутине бьётся живая муха…
Когда денег нет — остаётся время.

В этот раз — на сервер лететь унылый
Будет ранний снег под ногами таять
Неужели мы сразу про всё забыли?
Когда кончится время — вернётся память.

С облаками на запад уходит лето
Мне уже ничего не приносит радость
Остаётся мотаться по белу-свету…
Когда память откажет — начнётся старость.

Оглянись назад — мы же всё успели
Наблюдай осторожно чужое детство
А ведь жизнь ползла вроде еле-еле…
Когда кончится старость — найдётся место.

Перед домом хвоя закрыла солнце
Вечерами здесь запах стоит еловый
Между нами же нет никакого сходства…
Когда место исчезнет — родится слово.

Развела тропа, обнулился счётчик
Ты не лишний — по счёту примерно третий
Словно жёлтый лист, словно сбитый лётчик…
Когда слово сотрётся — подует ветер.

19.09.2018, Новый Уренгой

2

Цветы пожухли, утром иней на траве,
Шкафы исторгнули осеннюю одежду,
Лишь теплится неверная надежда
На тайну, блеф, на джокер в рукаве.

Но нынешний пасьянс не стоит свеч,
Что выигрыш, что проигрыш позорный —
Не всё ль равно? Мне больше не зазорно
За слёзы, за скандал, за страх, за желчь.

Приметы прошлого… Портвейна терпкий вкус,
Кленовых падших листьев горький запах,
Дорога через парк в корнях, в ухабах,
Последнего тепла печальный груз.

Дела окончены, убытки сочтены,
Год одиночества — жестокая наука,
Имущество не напрягает руку
За малостью его величины.

Ни сделать выводов, ни вывести мораль
Из опыта, из книг или несчастий,
Но лучше оказаться непричастным
Когда на кафель падает хрусталь.

Вино не выпито, под сердцем не болит,
Не всё написано, не кончена страница,
Слова не сказаны, строкой не поделиться…
И служба не идёт — солдат не спит.

Судьба не сверстана, мосты не сожжены,
Никто не умер, время не кровопролитно…
Не слышно музыки…
На небе звёзд не видно…
Почти нет зрителей…
Актёры не смешны…

16.10.2018

3

Эта осень подводит былому итог,
Этой осенью я, как всегда, одинок,
В эту осень уйти — как нырнуть в глубину…
Почему я ношу за собою вину,

Почему мне так тошно от нашей зимы,
Почему не дают мне по жизни взаймы,
Почему нет желаний, покоя и сна,
Для кого раз в году наступает весна?

Почему я в обноски, как нищий одет,
Почему в ресторан не хожу на обед,
Почему не лечу отдыхать на Бали,
Для чего, для кого собираю рубли?

Почему я работаю дни напролёт,
Почему мне авансом никто не нальёт,
Почему я не помню долгов и обид,
Отчего был исчерпан доверья кредит?

Почему я всё ближе и ближе к земле,
Почему наше прошлое тлеет в золе,
Почему я живу лишь сегодняшним днём,
Для чего мы с тобою однажды умрём?

Почему забытья не приносит вино,
Почему мы не ходим, как раньше в кино,
Почему я не слушаю блюз или джаз,
Отчего мне заветы Твои не указ?

Почему безразличны корысть и обман,
Почему я пишу, как дурной графоман,
Почему убеждён я в своей правоте,
Отчего за спиной лишь круги на воде?

Почему я не помню ни мать, ни отца,
Почему не ношу я на пальце кольца,
Почему я забыл про семью и детей,
Отчего не рождается новых идей?

Почему в поездах я заснуть не могу,
Почему кутерьма в воспаленном мозгу,
Почему всё гремит перестуком колёс,
Отчего мне не верится в искренность слёз?

Почему так сжимается времени круг,
Почему у меня ни друзей, ни подруг,
Почему мы не в силах друг-другу помочь,
Отчего развела нас разлучница-ночь?

Почему я всё больше люблю тишину,
Почему я не принял тебя как жену,
Почему ты не верила мне ни на грош,
Отчего между нами сомненья и ложь?

Почему мы играем двойную игру,
Почему не стремимся на деле к добру,
Почему наша жизнь так пуста и пошла?
Это осень пришла…
Это осень пришла…

21.10.2018, Ярославль — Москва

Ноябрь

Осень, ноябрь, вечерние сумерки
выключат свет слепотою куриною
в зыбкой, неровной, случайной, резиновой
будничной тьме, как болотом, трясиною
бродишь на ощупь… Не болен, не умер ли?
Кто тебя спросит? ольхою, осиною,
елью, сосною, понурыми спинами,
ветрами, тучами, серыми, синими
что-то мерещится, злое, угрюмое,
шорохом, рыком, глазами звериными,
духом тяжёлым, косматою гривою,
пятится, разными скалит личинами,
след оставляет отметками бурыми…

Поздняя осень, своими нарядами
грязными, рваными, тусклыми, серыми,
ветром холодным, порывистым, северным,
болью, унынием, скудною верою
тёмной, пустой, подмененной обрядами
нам отливается полною мерою
страхами смерти, тоской, суеверием,
культом, наветом, глухим недоверием,
ложью, обманом, путями обратными
в бездну, где скупость, корысть, лицемерие,
мелочность, брань, ритуалы, мистерии…
Кто тебя любит? Как старого мерина
в борозду ставят и пашут квадратами…

Осень бесснежная, чёрная, грустная
сердце коробит ушибами, ранами…
Кто тебя вспомнит? За плотными ставнями
меркнет, теряется наше недавнее
прошлое будто предание устное,
чистое, хрупкое, зыбкое, странное…

12.11.2018

Ты мне всё ещё снишься

Ты мне всё ещё снишься… Печатью
Или чёрным клеймом наделённый
Я свиданья тебе назначаю
В нашем прошлом, погибшем, пленённом.

Ты мне всё ещё снишься… В начале,
Над кольца золотого кругами
Мы робели, боялись, молчали,
Привыкали, касались руками…

Ты мне всё ещё снишься… Мечтами
Упивались, как воздухом птицы…
Наши судьбы тогда отвечали,
Что всё может, должно получиться…

Ты мне всё ещё снишься… Песчаный
Летний пляж или город уездный
Нас когда-то радушно встречали,
Принимали к себе безвозмездно…

Ты мне всё ещё снишься… Прощаясь,
Мы грехи отпускали друг-другу
И затем словно криками чаек
Оглашали пустую округу…

Ты мне всё ещё снишься… Причалы,
Поезда, самолеты, отели
Вместе с нами стонали, кричали,
Усыхали, болели, желтели…

Ты мне всё ещё снишься… Случайно
Или нет, но последнее время
Я опять на себе отмечаю
Этой боли пудовое бремя…

Ты мне всё ещё снишься… Молчанье
Скроет прошлого рану сквозную,
За дверями, замками, ключами
Спрячет страх и тоску ледяную…

Ты мне всё ещё снишься… Отчасти
Я подавлен молвою дурною…
Но напасти, потери, несчастья
Миновали, прошли стороною…

Ты мне всё ещё снишься… Ночами,
Пребывая в других измереньях,
Я потом не всегда различаю
Времена, голоса, настроенья…

Ты мне всё ещё снишься… Кирпичный
Старый дом в окружении сосен,
Переулки, тропинки… Типичный
Антураж, потемневший за осень…

Ты мне всё ещё снишься… Не часто,
Тоньше запахом, голосом тише…
Словно ветром с другого участка
Донесёт…
Ты мне всё ещё снишься…

16.11.2018 19:40 ЯРОСЛАВЛЬ-ГЛАВНЫЙ- > МОСКВА ЯРОСЛАВСКАЯ 16.11.2018 22:58 Вагон 12 Сидячий Место 013

Чебоксары — Нижнекамск

Память запутает даты, время смикширует звуки,
забудешь желания, вкусы, запахи, волосы, руки,
забудутся снимки, письма, прочие аксессуары,
только забыть не сможешь города Чебоксары.

Ноябрь десятого года, пятница, двадцать шестое,
низкая облачность, сумрак, слякоть, шоссе пустое.
К ночи хотелось добраться до самого Нижнекамска,
но тут небеса разверзлись и снежно-белая краска

скрыла реальность… В машине тихо, тепло, уютно,
идёшь в колее по следу, трасса виднеется смутно.
Сразу понять непросто, что началось снаружи:
тени, гудки, сирены… Казалось, будто мы кружим

между землёй и небом, будущим между и прошлым,
скрылись стороны света, тайное стало возможным.
Что там скрывает вьюга за пеленой снегопада?
В любую попутную пристань причаливать было надо.

Куда, к кому мы спешили? Где нас в тот вечер ждали?
К чему влечёт неизвестность? Зачем, от чего мы бежали?
Что не даёт покоя? В чём спасенье от боли?
Можно ль начать с начала? Как прорваться на волю?

Вдруг впереди моргают — левым дурным поворотом.
Свернёт? Нет, стоит, не едет, что ты не едешь? Что там?
Что там случилось? В тормоз! И понесло навстречу…
Не з'їм — так понадкусаю, убить не смогу — покалечу…

Но всё обошлось испугом, машина, конечно всмятку…
В старом дорожном отеле пришлось совершить посадку.
Гостиница прошлого века: потёртая мебель, холод,
обои в каких-то пятнах, щелястые доски пола,

разбитые стекла, окна местами прикрыты картоном…
И всё это безразлично, и всё это просто фоном.
Заснули мы только под утро на узкой скрипучей кровати,
и, кажется, этой ночью я трижды себя истратил.

Потом выходные, город по горло засыпанный снегом,
Затишье, безлюдье, как будто первый шаг из ковчега.
Замри, отдохни, умолкни, расслабься, сиди и не ёрзай…
Только во вторник под вечер увёз нас автобус мёрзлый.

Как мы тогда не убились? Сколько ещё нам осталось?
Что нас по свету носит? На чём мы потом сломались?
Кто нас за руку водит? Есть ли своя дорога?
Может остановиться? В чём тогда вера в бога?

Ехали целую вечность. Потом в Челнах на вокзале
пытались найти машину, попутку, такси, вызывали
по телефону кого-то, и всё же под утро добрались
до дома. Горячая ванна, немного вина придали

сил и желаний. А завтра — завод, работа, цистерны…
Мне кажется, в Нижнекамске мы жизнь прожили экстерном.
Как же давно это было… И как это было недавно…
Закончилось наше время.
Бесшумно.
Бесцветно.
Бесславно.

26.11.2018

Из мёртвого дома

1 (анамнез)

Меня, бывало, называли сумасшедшим,
советовали воздержание, водолечение…
Обидно от подобного прецедента?
Нет, наоборот, даже немного лестно,
и уж тем более, для пациента,
выпущенного на время ремиссии из места
не столь отдаленного, всё прошедшее
вообще не имеет никакого значения.

Распознать таких не представляет сложности,
в особенности для специалистов:
мы нелюдимы, при разговоре
не фиксируем взгляда, не смотрим в лица,
на лету узнаём образы, себе на горе
видим все огрехи, морщинки, ресницы,
подмечаем несуразности, оплошности
(например, в рассказах евангелистов).

Часто слов не воспринимаем,
вместо них ловим мимику, выражения,
тембры, интонации голоса, позы,
жесты, непроизвольные реакции,
не поддаемся внушению, гипнозу.
В той n-мерной абстракции,
в которой мы обычно пребываем,
остаётся полагаться лишь на воображение.

Ну а воображения (типа видений,
снов, фантазий) у нас навалом:
вдохновение, порывы, интуиция,
математические и иные способности,
абсолютный слух, эрудиция…
А некоторые подробности
из жизни сухих растений
или существования рядом с пустым овалом,

в который, иной раз, воплотишься?
Все особенности кажутся вначале
даже милыми, после — странными,
а в конце — пугающими, страшными,
от которых бежать хочется старыми
кварталами пятиэтажными,
залечь в логово и затаиться,
чтобы прохожие не замечали…

Вращаясь по своей орбите
перпендикулярно плоскости эклиптики,
мне незачем задаваться вопросами
нравственности и морали,
детскими проблемами или взрослыми,
разбираться, кто из вас ненормален…
лучше молчите, не говорите…
Я вновь удивляюсь, сродни эпилептику:

Откуда и кто эти люди?
Почему они здесь? Но главное…
Зачем это всё? Какое отношение
они имеют ко мне? Никакого…
Сейчас я дерево… Нет… Я отражение
белого облака на фоне голубого
неба, я словно лежу на блюде
и вглядываюсь в плавную

линию холмов на горизонте,
я чувствую лёгкое дуновение
ветра, я ловлю горькие запахи…
Мне незачем опускаться на землю…
Бедствия, пожары, засухи?
Не важно… Слова? С какой целью
ими сотрясают воздух? Ах, позвольте…
Вся жизнь, как одно мгновение…

29.11.2018

2 (диагноз)

Не пора ли его изолировать от общества?
Сдаётся, что они дурно влияют друг на друга.
Таким субъектам показан надзор и одиночество,
окно с решёткой и раз в день прогулка по кругу.

Господи, Господи, мне наказание
с жизни изнанкой вплотную знакомиться,
с бездной, где только больное сознание
пристань найдёт, как в мертвецкой, в покойницкой…

Только вот не надо про это ваше творчество.
Мы тут не из пансиона благородных девиц выпускницы.
А если все в богоискательство да в богоборчество?
Пусть лучше валят лес или шьют рукавицы.

Господи, Господи, где же твой праведник,
тот, кто укажет для нас направление?
Или однажды запущенный маятник
только усиливать будет давление?

Короче, милейший, биография ваша уже испорчена.
И нечего строить из себя этакую цацу.
Ваше прошлое нам известно (здесь в протоколе неразборчиво),
так что следующие несколько лет будете маршировать по плацу.

Господи, Господи, где твои ангелы?
Помнишь, водили когда-то нас за руки?
Ночью светили во тьме словно факелом,
летом поили водою в дни засухи…

А что касается этих вот ваших разговорчиков,
что такие, мол, обстоятельства, что, мол, так вышло…
То мы все должны констатировать с горечью,
что у таких, как всегда — три в уме, а два пишем.

Господи, Господи, время исчерпано.
Ветром разносятся в разные стороны
наши слова. Только память ущербная
так и останется болью надорвана.

22.12.2018

3 (эпикриз)

Первые признаки недомогания были отмечены 20 лет назад.
Далее болезнь, вероятно, приняла хронические формы.
В 2010 году было замечено резкое отклонение от нормы,
что через 2 года привело к кризису — был выявлен резкий спад

мозговой и рефлекторной активности, частичный паралич сердца.
Это, однако, не сказалось на физических отправлениях организма.
При должном внимании и заботе (в русле здорового прагматизма)
жизнь пациента, наверное, была бы возможна (хотя бы по-инерции).

Далее в состоянии больного была отмечена некоторая стабилизация.
Но летом 2017 случился второй кризис и в его контексте —
прекращение сердечной деятельности, угасание рефлексов,
а по результатам МРТ головного мозга выявлена полная его деградация.

Смерть наступила в декабре 2017 года от острой недостаточности.
Возраст умершего — 49 лет, проживал в пгт. Малаховка в съемном доме.
Похороны состоялись на местном кладбище, при этом никого не было, кроме
случайных знакомых, что отнюдь не свидетельствует о чьей-то непорядочности.

Сейчас мертвец продолжает функционировать (науке известны такие явления).
Это позволяет его классифицировать в качестве биологического объекта,
но отсутствие комплекса реакций, кровообращения и интеллекта
относит подобные артефакты скорее не к животным, а к растениям.

20.01.2019

4 (эпитафия)

Прохожий, под этой могильной плитой
зарыли остывшее бренное тело
того, кто при жизни был брошен в пустой,
безжизненной тьме, в ком давно охладело

и замерло сердце. Не стой здесь, беги,
забудь ритуала сухие порядки,
от доли подобной себя береги,
молчи, отвернись, уходи без оглядки.

06.03.2019

***

Девочка спросит тебя перед сном:
папа, зачем ты поссорился с мамой?
Папа, останься, пожалуйста, с нами,
папочка, может поедешь потом?

Зимняя трасса в пространстве пустом,
встречные слепят, сознания четверть,
в сторону тянут полночные черти…
Папочка, может поедешь потом?

Путь через бездну, с надрывом, с трудом
время течёт на остатках рассудка,
прошлые сутки, новые сутки…
Папочка, может поедешь потом?

Зарево, всполохи, шум за бортом,
не разобрать за порывами ветра,
пятая сотня шальных километров…
Папочка, может поедешь потом?

Ты словно призрак, диагноз, симптом,
мёртвая птица, покинутый город,
брошенный хлама ненужного короб…
Папочка, может поедешь потом?

Деньги, работа, события — в том
кроме привычки — ни смысла, ни цели,
дни словно замерли, остекленели…
Папочка, может поедешь потом?

Горечью, болью, обидой, стыдом
глупости нашей грядёт годовщина,
жизни зарытой клюю мертвечину…
Папочка, может поедешь потом?

02.12.2018, Ярославль — Москва

***

Хорошо в глуши,
вдалеке от города,
Да и в землю лечь
здесь совсем недорого.
Во дворе стою,
препираюсь со временем,
Я давно завис
между югом и севером.
За окном зима
обернулась осенью,
Я других кровей,
да и нрава пёсьего.
Что ни день — туман,
небо грязно-серое,
Я и в бога вашего
отродясь не верую.
Снова слякоть, грязь,
вновь погода портится,
В голове моей вечная
пересортица.
Я обнять пытался
руками дерево,
Но не смог понять
сколько мне отмерено.
Хоть бы снег пошёл,
а то нету повода
К потолку приладить
петлю из провода.
Если в ржавом сердце
кругом пробоины,
Значит в мире что-то
не так устроено.
Не желаешь делиться
и коркой чёрствою?
От того, знать, душа
обросла коростою.
Со вчера мутит,
мысли перепутаны,
Словно мерин загнанный,
захомутанный.
Я машу руками,
репетирую ворона,
Развела тропа
нас с тобою в стороны.
Или так: я машу
словно ворон крыльями,
Развели с тобой
нас тропинки пыльные.
Вот несу кошёлку,
звеню бутылками,
Мимо дни мелькают,
скользят обмылками.
По дороге с веток
за ворот капает,
Вечно долю мою кто-то
себе захапает.
Не смотрите на меня,
лучше мимо топайте,
Как бы память мне замазать
углём да копотью?
Всей то радости осталось —
лишь пить с приятелем,
А уехала — так очень
тебе признателен.
Или дождь пойдет,
или солнце выглянет,
Не ходила б ты сюда —
снова выгоню.
То в висках стучит,
то затылок чешется,
Ты б не трогала меня —
я же бешеный.
Рассыпаются слова
по земле окурками,
Ой непросто
с нами, девоньки,
с полудурками…

06.12.2018

***

Девочка, девочка, в платьице белом,
помнишь ли детства цветные осколки?
Помнишь ли ты нарисованных мелом
кошечку, слоника, ёжика, волка?

Помнишь ли лес за калиткой, лужайку,
будку собачью, скамейку, ворота,
дворик, крылечко, беседку, хозяйку,
сливы и вишни вокруг огорода?

Помнишь ли комнаты в доме, узнаешь ли
дверь с витражами, перила, площадку,
лестницу, кресла…
Бесплодные замыслы
наши исправлены, как опечатка.

Девочка, девочка — глазки, реснички…
Скоро забудется раннее детство,
не подберешь ни ключа, ни отмычки
к сейфу, где спрятано наше наследство.

Куклы, собачки, с картинками книжки
будут на полках забытых пылиться
и, может быть, лишь твои ребятишки
снова цветные раскроют страницы.

Но это потом, через целую вечность
месяцев, лет, происшествий, эмоций,
радостей, слёз…
А моя бесконечность
тает, как снег на полуденном солнце.

07.12.2018

Уренгой

Мне опять уезжать в Уренгой,
за Урал, в темноту, в мерзлоту,
и ни слова там сказать, ни ногой,
ни рукой пошевелить, как в гробу.

От печали сердечной, от мук
сбереги ты меня, Уренгой,
за полярный, за северный круг
унеси, как снежинку зимой.

Это я, а не кто-то другой,
заполняя в себе пустоту,
полетит в декабре в Уренгой,
за верстой оставляя версту.

Если давний отпустит испуг,
если обруч ослабнет стальной,
то смогу оглядеться вокруг
и увидеть, тебя, Уренгой.

Словно неизлечимый больной,
словно пёс, что скулит на луну,
я кричу из тебя, Уренгой,
чтобы воплем облегчить недуг.

Чтобы горло сорвать, чтобы звук,
наполняя собой Уренгой,
затихал снегопадом из букв,
наметая сугробы пургой.

Закружи, научи, Уренгой,
как магистр небесных наук,
излечи, упокой, успокой
от беды, от тоски, от разлук.

Развяжи, распусти мой хомут,
не держи в кабале долговой,
нам уж не по пути. Все уйдут
кто-куда, ну а я — в Уренгой.

09.12.2018 11:10 Москва, Домодедово -> 09.12.2018 16:45 Новый Уренгой

Декабрь

Примерно середина декабря
две тысячи тринадцатого года…
Снег, кажется, лежал, а про погоду
теперь уже не вспомнить. Несмотря

на некоторый в памяти прогал,
я к пятнице тринадцатой склоняюсь,
причем к утру, когда от скуки маясь
дворовый пёс скулил и подвывал.

В подобных совпаденьях есть намёк,
но очень тонкий. Разве аутисты,
непроизвольно, подсознаньем чистым
заметить могут слабый огонёк

предначертаний в будущей судьбе.
Совсем не то у нас, которым видно
лишь признак явный, грубый, очевидный,
сродни аварии, чуме или стрельбе.

Тогда стояла тьма до девяти,
а может и ещё намного дольше.
Каких-то дел, работы неотложной
не значилось в тот день. Как ни крути,

в семь прозвонит будильник — по утру
я бегаю в лесу, но так бывает:
усталость, лень… К тому же беговая
дорожка не пускала на маршрут

(была же слякоть, вспомнил). Тишина
кругом стояла, только капли с крыши
стучали в подоконник. Как ты дышишь
я слушал. Просто спальня, муж, жена…

Так вижу я сейчас, а что тогда?
А знал ли я, как этот мир устроен?
Что с этой «простотой» всё остальное
даётся нам без боли и труда.

Так вот. В соседней комнате в углу
стояла ненаряженная ёлка,
фонарь далёкий уличный сквозь щёлку
просвечивал полоской на полу.

На зеркалах и в спальне на стекле
темнели новогодние наклейки:
шары, игрушки, свечи, звёзды, змейки
(тринадцатый — был год змеи), олень

рождественский. На нитке с потолка,
как символ ожидаемого счастья,
свисала птица. Думаю, отчасти
она влияла, пусть невелика

заслуга птичья, только это роль
свою сыграло, я остался рядом.
Однажды заведенный распорядок
игры любовной, поперёк и вдоль,

рукой и языком нарушен не был…
Когда вставали — отступала ночь,
в окне уже во всю светлело небо…
Господь лишь знал,
что мы зачали дочь.

13.12.2018, Новый Уренгой

***

Помню, так же ехал зимой до Ярославля
(к тому времени мы уже пол-года не жили),
звонил ей из поезда и спрашивал: ну и как, бля,
приняли решение о разводе или отложили?

Приняли, отвечает, постановили, расторгли…
Второй судебный участок Ленинского района
18 декабря 2017 года поставил точку. Кто, бля,
выступал против? Ни звука больше, ни стона.

Тогда всё уже закончилось — не только вопли,
но и любовь, доверие, да и просто отношения…
Давно надо было разводиться… Ну и что, бля,
развелись, год прошел, какие соображения?

Вы думали, у вас судьба общая, общая доля?
Или вы доказать себе или ещё кому-то хотели,
что созданы друг для друга… Да что доказывать то, бля?
Вспомнить же теперь нечего, кроме постели…

Как чемодан без ручки, как в штанах оглобля
она для тебя была, да и сейчас — костью в горле.
А ты для неё? А зачем поженились? Вот зачем, бля,
вы в душу себе плюнули? Плюнули и растерли…

А часики тикают, уходит время за каплей капля.
Ни дел, ни желаний, да так и лучше, быть может…
Лежи на печи, вспоминай прошлое… Да и кто, бля,
следующие двадцать лет тебя потревожит?

Разве почистить снег перед гаражом или кровлю?
А то скоро стемнеет… да вроде и чистил недавно…
Отдыхай, отдых теперь твоя работа… Ну и где, бля,
все эти «чувства нежные»? Засохли? Вот и славно…

15.12.2018 19:43 ЯРОСЛАВЛЬ-ГЛАВНЫЙ -> МОСКВА ЯРОСЛАВСКАЯ 15.12.2018 22:58 Вагон 01 Сидячий Место 015

Прайс-лист

84 KB
Прайс-лист от 30.06.2019скачать